10.1 Поэзия

 

Сергей Яковлевич Авров (дядя Н. Буровой)

Баллада о дяде Сереже

Ах, дядя Сережа, дядя Сережа…
Дела нашей жизни сложнее и строже.
Но ты на коне искрометном скакал,
Клинком именным горделиво сверкал.

Ты был, как комок напряженья и воли.
Степенный поймет тебя увалень, что ли!
Ты в годы далекие брал Бухару,
Потешился силою в грешном миру.

Храпели от ярости потные кони.
Немало на поле победы агоний,
А Фрунзе, уже легендарный, поди,
Тогда (1924) приколол тебе орден к груди.

Ты в ратных походах познал Каракумы,
Речушек сварливых прослушивал шумы,
В делах злободневных не знал мелочей
И самых матерых гонял басмачей.

Ах, дядя Сережа! Дядя Сережа!
Жизнь Родины — собственной жизни дороже
Пахучи родимые комья земли —
Мильоны людей за нее полегли.

Потом ты писал директивы о джуте,
А дома в пчелином полеживал гуде.
Но кто отведет пятернею беду?!
Дистрофиком умер в голодном (1946) году.

Лежишь ты спокойно на кладбище тихом.
Трава над тобой разрастается лихо,
И, ускоряя истории бег,
Плывет над могилою атомный век.

Ах, дядя Сережа! Дядя Сережа…
Сегодняшний мир, словно мина, тревожен.
Красавцем стал твой глинобитный Ташкент
Слова с телетайпных срываются лент.

Пожизненной славой живут катакомбы,
Но все создаются новейшие бомбы.
Взорвались две бомбы, всего только две!
А сколько даровано праха траве!

На пристани волжской сверкают арбузы.
Заходят в бухарские храмы французы…
Для верного мира хорош компромисс?
Но снова хитрит Вашингтон, словно лис!

Понятия жизни глубоки и емки.
Спокойного требуют мира потомки.
В саду, где когда-то заложен твой труд
Пчелиный по-прежнему слышится гуд.

Пожить бы тебе среди правнуков тоже,
Ах, дядя Сережа! Дядя Сережа!

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Полный текст стихотворения «Димка» после проводов в Германию (1947)

Письма сыну (с критикой и материнским «разносом»)

1971 год